Экспозиция музея Маяковского


Рождение Маяковского Человека. Родительский дом в Багдади и гимназия в Кутаиси. Из огромного кувшина для вина (чури), облаченного в картонные латы Дон Кихота, как джин из бутылки, появляется Человек, готовый бросить вызов ярким багдадским небесам: «Эй Вы! Небо! Снимите шляпу! Я иду».



Рождение Маяковского Гражданина. 1906 год «Умер отец. Уколол палец (сшивал бумаги). Заражение крови…Благополучие кончилось. Двинулись в Москву». Перевернутый буфет, как символ революции и закончившегося детства.



Маяковский хочет делать революцию. Место действия «подпольная типография» московских большевиков, а затем как следствие «одиночная камера» Бутырской тюрьмы. Выбор ясен, но место и способ действия не устраивают пятнадцатилетнего бунтаря: «Хочу делать социалистическое искусство…Я прервал партийную работу. Я сел учиться».



Рождение Маяковского Поэта. «Делать» искусство предстояло в омертвелых стенах московского Училища живописи, ваяния и зодчества, где на фоне классической ротонды столкнулись академический «реализм» и уличный «кубо-футуризм». Маяковский выбирает «уродцев от искусства» и обосновывает свой выбор в стихотворной трагедии.



В 1913 году на сцене театра «Луна-парк» ставится пьесе «Владимир Маяковский». Ее герой, поэт Владимир Маяковский, окружен масками, скрывающими лица Д. Бурлюка (человек без глаза и ноги), В. Хлебников (старик с черными сухими кошками), В. Каменский (человек без головы) и др. У футуристов появился новый лидер, а в России – новый Поэт



Борьба или четыре крика поэмы «Облако в штанах». Перед нами предстает Поэт улицы, бросивший вызов существующему миропорядку. Ему нужен авторитетный союзник, и он выбирает М. Горького. Трагикомически выглядит образ писателя, «вытащенного» на площадь. Как напишет Маяковский: «Читал ему части «Облака». Расчувствовавшийся Горький обплакал мне весь жилет. Расстроил стихами».



Долой вашу любовь! Но разве эта любовь «приличных квартир», любовь трагическая и надрывная не его любовь? Софья Шамардина, Мария Денисова, Лиля Брик – всех их объединяет поэма «Облако в штанах». Маяковский страдает , но чем больше страдает, тем больше пишет…И «Облако в штанах», и «Флейта-позвоночник» - неизбежные следствия этой проклинаемой любви.



Долой ваше искусство! Образ «пира накануне чумы» складывается из поэтических символов, заполнивших разноцветные столики символистов, акмеистов и футуристов. «Фон-палитра»…с вилками и ножами вместо живописных кистей. Несмотря на убийственную иронию, это и искусство Маяковского тоже, еще одна часть бунтующей души.



Долой вашу религию! Отвергая Христа, Герой сам претендует занять его место, проповедуя основные постулаты христианства. Он стремится напрямую, открыто и громко разговаривать с Небом. Еще один мощный удар в пространстве собственной души.



Долой ваш строй! Но разве желание Маяковского записаться добровольцем в армию в августе 1914 года не есть интуитивное проявление внутренней связи с отвергаемой «старой» Россией? Сквозь «строй» ящиков и гробов, украшенных лубочными эпизодами войны (художники К. Малевич, А. Лентулов, В. Маяковский, Д. Бурлюк) к революции…



Среди гробов, денег и списков убитых «затерялся» портрет последнего российского императора, прислоненный к стене, а в реальности к стенке. Маяковский ждет революцию. Поэт полон решимости построить собственный, ни на что не похожий Дом…



«Маяковский вошел в Революцию как в собственный дом, - писал В. Шкловский. Он пошел прямо и начал открывать в доме своем окна». Маяковский хотел стать государственным поэтом, а футуризм сделать государственным искусством. Правительство переехало в Москву – и Поэт тоже. 
ЗА ЖЕНЩИНОЙ

Раздвинув локтем тумана дрожжи,
цедил белила из черной фляжки
и, бросив в небо косые вожжи,
качался в тучах, седой и тяжкий.


Читать дальше...