История музея В.В. Маяковского

В. Маяковский. Фото А. Родченко. 1924 год

Облако в штанах

Вашу мысль,
мечтающую на размягченном мозгу,
как выжиревший лакей на засаленной кушетке,
буду дразнить об окровавленный сердца лоскут:
досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий.

У меня в душе ни одного седого волоса,
и старческой нежности нет в ней!
Мир огромив мощью голоса,
иду - красивый,
двадцатидвухлетний.

Нежные!
Вы любовь на скрипки ложите.
Любовь на литавры ложит грубый.
А себя, как я, вывернуть не можете,
чтобы были одни сплошные губы!

Читать дальше...

История создания музея В.В. Маяковского сложная и интересная

Открытый для посетителей 15 октября 1938 года на Таганке, в переулке Маяковского (бывший Гендриков переулок) в доме № 15/13, в 1974 году музей был перемещен в проезд Серова (ныне Лубянский проезд). В 1987–1989 годах музей пережил большую перестройку и полное обновление экспозиции, но во все времена основанием для работы музея являлось понимание значения Маяковского как выдающегося поэта России и понимание необходимости сохранения всего многообразия его творческого наследия и мемориального фонда – для будущих поколений.

Маяковский впервые приехал в Москву в 1906 году с матерью Александрой Алексеевной и сестрой Ольгой – после трагической смерти отца Владимира Константиновича. К этому времени старшая сестра будущего поэта Людмила уже жила и училась в Москве в Строгановском училище. Семья жила в съемных квартирах, часто меняя их.



Маяковские перед отъездом в Москву. Владимир, Людмила, Анна Алексеевна, Анна Константиновна, Ольга (в переднем ряду слева). Кутаис, 1906 год


С 1912 года начинается поэтический путь Маяковского, а с 1914-го он много и активно ездит по городам России с поэтическими выступлениями, занимается своими издательскими и театральными проектами. Постоянной квартиры в это время у него не было ни в Москве, ни в Петрограде. Жил в гостиницах.

После революции советское правительство переехало из Петрограда в Москву. Маяковский, активно сотрудничавший с советскими учреждениями, в частности с Наркомпросом, вернулся в Москву и получил здесь комнату в густонаселенной коммунальной квартире № 12 в доме № 3 по Лубянскому проезду.



Лубянская площадь. Открытка. Начало XX века



Церковь Гребневской Божией Матери на Лубянке. 1920-е годы


Это было в марте 1919 года, и это была его первая собственная жилплощадь. Здесь поэт прожил 11 лет (по 14 апреля 1930 года). В поэме «Хорошо!» в 1927 году он так писал о своем жилище:
Несется
   жизнь,
      овеевая,
         проста,
            суха.
Живу
   в домах Стахеева я,
      теперь
         Веэсэнха.

В пальбу
   присев
      на корточки,
         в покой
            глазами к форточке,
чтоб было
видней,
я
в комнатенке-лодочке
проплыл
   три тыщи дней.


В этих строках не только правда поэзии, но и точные историко-топографические сведения. Действительно, дом № 3 по Лубянскому проезду до революции был доходным и принадлежал купцу и золотопромышленнику Н.Д. Стахееву, а после октября 1917-го стал числиться по ведомству ВСНХ (Высшего Совета народного хозяйства – при Совете народных комиссаров). И это действительно была «комнатенка» – 11,1 кв. м.


Домовладелец Н.Д. Стахеев
                                                Домовладелец Н.Д. Стахеев


Комната в центре Москвы, с бытовыми удобствами, с телефоном – это было очень важно для такого деятельного и творческого человека, как Маяковский.



План перепланировки квартиры в Гендриковом переулке, сделанный В. Маяковским. 1926 год


По своим делам во многие издательства и редакции он ходил отсюда пешком, а любимый Политехнический музей, где поэт нередко выступал, – оказался прямо по соседству.



Политехнический музей


Творческие встречи и разговоры зачастую продолжались у поэта и дома. В комнате Маяковского бывали видные деятели культуры и искусства: нарком просвещения А.В. Луначарский, поэт Н. Асеев, писатель В. Шкловский, режиссер В.Э. Мейерхольд, кинорежиссеры С. Эйзенштейн, Дзига Вертов, художники Д. Моор, Н. Денисовский, М. Черемных, А. Лавинский, А. Родченко, актриса Нато Вачнадзе. Здесь Маяковский работал над окнами РОСТА, создавал многие свои поэтические вещи.


А.В. Луначарский и Дзига Вертов
                              Дзига Вертов и А.В. Луначарский
В.Б. Шкловский и А.Родченко
                             В.Б. Шкловский и А.М. Родченко
С.М. Эйзенштейн и Нато Вачнадзе
                            Нато Вачнадзе и С.М. Эйзенштейн


В середине 1920-х годов поэт задумывается о новом жилье. Комната в Лубянском проезде все-таки была слишком мала, а всего в квартире было 7 комнат и, кроме самого Маяковского, здесь жили еще 4 семьи. Вскоре мечта об отдельном жилище воплотилась в жизнь.



Таганка. Гендриков переулок. 1926 год


В 1925 году Маяковский подает заявление в президиум исполкома Моссовета с просьбой предоставить ему пустовавшую в то время квартиру в Гендриковом переулке в районе Таганки.



«Охранный» документ на комнату в Лубянском проезде. 22 октября 1924


Это квартира № 5 на 2-м этаже дома 15/13. Дом деревянный, двухэтажный, в квартире необходимо было сделать капитальный ремонт, и Маяковский обещал полностью отремонтировать ее за свой счет. При заявлении была приложена смета на 3 тысячи рублей – значительная сумма в те годы. Поэт лично составил эскиз перепланировки квартиры с заменой русской печи на очаг и перестройкой кухни.

В этой квартире Маяковский поселился не один, а со своими всегдашними спутниками Осипом Максимовичем и Лилей Юрьевной Бриками.



В. Маяковский с О.М., Л.Ю. Бриками. 1928


В квартире было 4 комнаты: каждому по отдельной комнате и общая комната гостиная-столовая. При этом 3 комнаты были по метражу очень маленькие, а столовая чуть больше – около 15 кв. м.



Коврик, подаренный В. Маяковским Л. Брик, в ее комнате в Гендриковом переулке. 1939 год

Столовая в Гендриковом переулке


23 апреля 1926 года исполком Моссовета специальным письмом закрепил за поэтом квартиру в Гендриковом переулке: «Принимая во внимание, что поэтом Маяковским в доме № 15 по Гендрикову переулку произведено переустройство квартиры и ремонт последней за его счет, управление делами президиума Московского Совета считает вполне справедливым оградить интересы посетителя от мероприятий, связанных с возможностью переселения или уплотнения поэта Маяковского».

Комната в Лубянском проезде оставалась за Маяковским и после получения квартиры в Гендриковом переулке. Она служила ему рабочим кабинетом.

Тесную квартирку в Гендриковом переулке, постоянно посещаемую друзьями и знакомыми Маяковского и Бриков – поэтами, художниками, артистами, работниками кино, – П.В. Незнамов (в то время редактор газеты «Кино») назвал «не квартира – порох».



А. Родченко, В. Шкловский и В. Маяковский во дворе дома в Гендриковом переулке. 1926 год


Здесь «скрещивались шпаги ума и взрывались на воздух репутации. Кроме Маяковского со всем его блеском и импровизацией раздавались голоса Брика и Шкловского, частых противников»



В квартира в Гендриковом переулке: В. Маяковский, В. Степанова, О. Бескин, Л. Брик. 1927 год


Столовая, где собирались, именовалась «кают-компанией». Споры проходили обычно в кают-компании, часто перехлестывая (один оппонент оттеснял другого туда) либо в «каюту» Маяковского, либо в «каюту» Осипа Максимовича.

Утром 14 апреля 1930 года жизнь поэта Владимира Маяковского трагически оборвалась.



14 апреля 1930 года. Лубянский проезд


Это случилось в лубянской комнате поэта. Днем Маяковского перевезли на квартиру в Гендриковом переулке: здесь с ним прощались и его оплакивали родные и друзья, здесь были сняты посмертные маски, а в полночь по крутой лестнице гроб спускали, чтобы отвезти в Клуб Федерации писателей…

Уже летом 1930 года, в постановлении Совета народных комиссаров от 23 июля, был поднят вопрос о сохранении комнаты поэта в Лубянском проезде. Такое решение было принято, и Лиля Брик получила охранную грамоту на комнату. Лиля Юрьевна разбирала оставшиеся здесь бумаги и рукописи Маяковского. Затем архив и личные вещи поэта были ею вывезены, а мебель сохранялась в закрытой и опечатанной комнате.



Вещи Маяковского в его комнате в Гендриковом переулке. 1930-е годы


Все попытки друзей поэта добиться организации мемориального музея на Таганке не увенчались успехом. Поэтому Брики, получив в середине 1930 года квартиру в доме № 3 по Спасопесковскому переулку в районе Арбата, перевезли в целях сохранения всю обстановку и все вещи из Гендрикова переулка.