История музея В.В. Маяковского

НОЧЬ

Багровый и белый отброшен и скомкан,
в зелёный бросали горстями дукаты,
а чёрным ладоням сбежавшихся окон
раздали горящие жёлтые карты.
Читать дальше...

Музей В.В. Маяковского был открыт в соответствии с приказом народного комиссара просвещения РСФСР Н.К. Крупской от 23 декабря 1937 года. К этому времени со дня смерти Владимира Маяковского 14 апреля 1930 года прошло более 7 лет

В конце 1935 года Л.Ю. Брик и ее окружением было написано и представлено И.В. Сталину письмо с жалобой на бездействие и бюрократическое отношение чиновников от Госиздата, Наркомпроса и других руководящих инстанций к литературному наследству Маяковского и к его памяти: книги Маяковского не издаются, его произведения иcключаются из школьной программы, музей не создается. Именно на этом письме Сталин написал резолюцию: «Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям – преступление».



Первая страница письма Л.Ю. Брик с резолюцией И.В. Сталина. 1935


Страница письма Л.Ю. Брик на имя Сталина.1935

Последняя страница письма Л.Ю. Брик на имя Сталина


Эта резолюция была опубликована в газете «Правда» 5 декабря 1935 года в редакционной подборке материала о Маяковском.


Публикация  материалов о В. Маяковском в газете Правда
Публикация материалов о В. Маяковском в газете «Правда». 5 декабря 1935 года


Там же было опубликовано сообщение о том, что «Московский совет постановил создать в доме, где жил Маяковский (Гендриков пер., д 13/15), Библиотеку-музей имени В. Маяковского» и о том, что принято решение переименовать Гендриков переулок в переулок Маяковского.

Эти события стали началом признания творчества Маяковского как государственно значимого явления. Первыми документами такого признания стали правительственные постановления 1936 года о создании музея, в соответствии с которыми был учрежден Дом-музей В.В. Маяковского Союза писателей СССР. Хотя такой формат музея просуществовал очень недолго, именно в 1936 году началась подготовка дома в Гендриковом переулке (с 1936 года переулке Маяковского) к музейной жизни. К зданию был пристроен одноэтажный читальный зал, а к фасаду, обращенному к соседнему по переулку дому, примкнула одноэтажная пристройка для размещения подсобных помещений с устройством под частью ее подвала. Внутренняя перепланировка обоих этажей была произведена в соответствии с новым назначением дома, а квартира Маяковского отреставрирована. При этом перед архитекторами встала проблема: как выделить дом Маяковского среди рядовой застройки переулка так, чтобы можно было увидеть издалека, что это не обычный дом. И было найдено решение – разместить на глухой стене соседнего с музеем многоэтажного дома громадными буквами строки из поэмы «Владимир Ильич Ленин»:
Я
всю свою
звонкую силу поэта
Тебе отдаю,
атакующий класс.

О достижениях и неудачах в работе над созданием музея мы узнаем из заметки в газете «Вечерняя Москва» от 4 апреля 1937 года: «В доме восстановлена квартира поэта в таком виде, как она была при его жизни. Оборудована библиотека, два читальных зала, четыре кабинета для индивидуальной работы. Здесь должно быть учреждение, которое помогло бы изучению творчества Маяковского, библиотека по поэзии XX века и т. п., но все это пока в проекте», так как с января 1937 года финансирование музея было прекращено.

14 апреля 1937 года по Наркомпросу РСФСР был отдан приказ за подписью Н.К. Крупской, который гласил: «На основании решения СНК СССР от 4.II-1937 г. и СНК РСФСР от 4.IV-37 года включить в число научных учреждений Наркомпроса по Библиотечному управлению Библиотеку-музей Маяковского. Библиотечному управлению и дирекции Библиотеки-музея Маяковского провести необходимые мероприятия по оборудованию читальни, обработке книжного фонда, восстановлению квартиры поэта в целях обеспечения к открытию этого учреждения 7 (19)VII-37г. в годовщину поэта».

В конце апреля Крупская вызвала к себе Агнию Семёновну Езерскую, которую хорошо знала, и предложила ей возглавить музей-библиотеку. Та приняла предложение и активно включилась в работу. Осенью 1937 года А.С. Езерская рассказывала о продвижении в работе и, в частности, об участии Л.Ю. и О.М. Бриков в создании музея – о том, что «они еще в 1936 году реставрировали и уже привезли всю хранившуюся у них после смерти Маяковского крупную мебель из всех комнат этой квартиры, а сейчас через день приезжают и привозят одежду, белье, обувь, книги, посуду, бытовые вещи и много всяких предметов и мелочей, которыми пользовался Маяковский и которых касались его руки»



Приказ об открытии библиотеки-музея В.В. Маяковского Наркомата просвещения от 23 декабря 1937 года


23 декабря 1937 года был издан еще один приказ Наркомпроса «Об открытии библиотеки-музея В.В. Маяковского», опять за подписью Крупской: «Утвердить положение о библиотеке В. Маяковского. Положение о музее утвердить дополнительно. Открыть со 2 января 1938 г. читальный зал и справочный библиографический кабинет библиотеки-музея». Формулировки подчеркивали значение библиотеки-музея как культурно-просветительского учреждения, прежде всего выполняющего социальный запрос – приблизить произведения поэта к массовому читателю.


Распоряжение Наркомпроса о хранении и освоении литературного наследия В. Маяковского
Распоряжение Наркомпроса о хранении и освоении литературного наследия В. Маяковского. 8 сентября 1938 года


Наконец наступил 1938 год, который мы считаем датой рождения музея, хотя в действительности, как видим, музейная жизнь наследия Маяковского началась гораздо раньше – сразу после его смерти.



Справка о закреплении за Л.Ю. Брик комнаты в Лубянском проезде. 24 июня 1930 года

Письмо из домоуправления о закреплении за музеем комнаты в Лубянском проезде. 31 мая 1938 года

Письмо Л.Ю. Брик в музей о передаче охранной грамоты на комнату в Лубянском проезде. 13 апреля 1938 года


В начале 1938 года, как и было предписано, открыл свои двери читальный зал, а в апреле открылась музейная часть с мемориальной и литературной экспозицией. Как мемориальные были сохранены комната поэта и столовая. В остальных помещениях разместились выставка, лекционный и читальный залы, библиотека, фонотека, отдел фондов, библиографический кабинет.



На музейной экспозиции. 1940


При этом создатели музея, по словам архитектора М.В. Фехнер, «решили несколько нарушить строгие музейные законы и перенесли с письменного стола из комнаты Маяковского на Лубянском проезде и разместили на письменном столе в открывающейся мемориальной квартире на Таганке абсолютно все сохранившиеся в неприкосновенности крупные и мелкие предметы и всякую мелочь.

Процесс этот не представлял затруднений, т. к. столы были одинаковые, купленные оба в один день Маяковским в 1926 году, и в распоряжении устроителей мемориальной квартиры были фото А.М. Родченко, снявшего 14 апреля 1930 года комнату на Лубянском проезде, письменный стол и каждую вещь на нем в отдельности крупным планом».



Письмо Л.Ю. Брик А.С. Езерской. 4 сентября 1938 года


Не оставалась в забвении и лубянская комната Маяковского. Охранную грамоту и вместе с нею всю полноту ответственности за сохранность комнаты и находящихся в ней предметов принял музей.



Предметы чайного сервиза из Гендрикова переулка


Телефон в квартире в Гендриковом переулке. 1937

Письменный стол Маяковского в комнате в Лубянском проезде. 1930 год
Письменный стол Маяковского в комнате в Лубянском проезде. 1930 год


Продолжалось пополнение фондов музея от Л.Ю. Брик. Она передала в фонды архив В.В. Маяковского: были приняты 67 записных книжек, 108 автографов рукописей и машинописных экземпляров стихотворений, очерков и статей, пьес и киносценариев с рукописными правками; около 600 творчески-деловых и личных документов, в том числе 115 писем от различных лиц; почти все прижизненные издания его произведений; приняли также около 5000 записок, поданных Маяковскому на его вечерах-выступлениях и другие документы.



Письмо А.С. Езерской Л.Ю. Брик. 13 апреля 1938 года



Письмо А.С. Езерской Л.Ю. Брик. 9 сентября 1938 года


В конце 1938 года выяснились следующие печальные обстоятельства жизни музейного дома: бревенчатый сруб местами поражен древесным грибком и поэтому необходимо закрыть музей для посетителей на ремонт и профилактические и реставрационные работы. По решению Крупской на время ремонта в 1939–1940 годах, связанного со сменой отдельных пораженных грибком венцов, часть музейных экспонатов была использована для выездной выставки в Сочи.



Выставка музея В.В. Маяковского в Сочи. Фрагмент. 1938 год


В Москве библиотека-музей, по случаю ремонта закрытая для посетителей примерно на полтора года, не прекращала свою исследовательскую и организационную работу, продолжалась и работа по благоустройству музейной территории.